Новый Стейниц слишком рано вырван из нашего круга», – писал в 1921 году Рихард Рети о кончине талантливейшего венгерского шахматиста Дьюлы Брейера, одного из идейных вдохновителей гипермодернизма – направления, оказавшего огромное влияние на развитие шахматной мысли.

Р. Рети - Глубина шахматной партии

Брейер не успел изложить свои мысли в книге. Но остались его партии, анализы, идеи. Сейчас мы, не задумываясь, отводим в испанской партий коня с с6 на исходную позицию, чтобы перевести его на d7. Шестьдесят лет назад такой маневр (возвращение фигуры на исходную позицию в дебюте) казался кощунством. Первым на него решился Брейер. Многие его партии производят странное и в то же время чарующее впечатление – настолько необычны в них расположение пешек, маршруты, по которым перемещаются фигуры.

К сожалению, попыток серьезно изучить шахматное наследие Брейера пока не делалось. Хочу предложить вниманию читателей анализ критического момента из самой знаменитой партии Брейера.

БРЕЙЕР–В. ЭССЕР

Будапешт, 1917 г.

1. d4 d5 2. с4 е6 3. Кс3 е6 4. е3 Kf6 5. Cd3 Cd6 6. f4 0–0 7. Kf3 dc 8. Cb1!? b5 9. e4 Ce7 10. Kg5 h6 11. h4 g6 12. e5! hg 13. hg Kd5.

Необычная дебютная стратегия белых заслуживает специального анализа. Но не она является темой сегодняшнего разговора. Отметим лишь, что идея отказа от взятия пешки на 8-м ходу, будучи объективно сомнительной, использовалась и в дальнейшем. Вот пример.

М. ТАЛЬ – А. ТОЛУШ

1957 г.

1. с4 Kf6 2. Кс3 g6 3. e4 d6 4.d4 Cg7 5. f3 e5 6. Kge2 Kbd7 7. Cg5 с6 8. Фd2 0–0 9. d5 с5 10. g4 а6 11. Kg3 Ле8 12. h4 Фа5 13. Ch6 Kf8 14. h5 Фс7 15. Cd3 b5 16. 0–0–0 bc 17. Cb1! (17. C:c4 Cd7 и 18… Cb5) 17…Ch8 18. Лdg1 Лb8 19. Kf5!, и в дальнейшем белым удалось развить решающую атаку на короля.

Что касается игры Эссера, то его можно упрекнуть в пренебрежении известным стратегическим принципом, требующим предупреждать фланговую атаку ударом в цент-ре. Так, вместо 8.. .b5 естественно и сильно 8… с5!

14. Kpf1?!! Ход. сделанный Брейером, – один из самых поразительных за всю историю шахмат. Вопросительный знак пока выражает только недоумение. В партии глубочайший замысел венгерского шахматиста полностью осуществился.

14…К:с3 15. bc Cb7 16. Фg4 Kpg7 17. Лh7+! Kph7 18. Фh5+ Kpg7 19. Фh6+ Kpg8 20. C:g6 fg 21. Ф:е6+ Kph8 22.Фh6+ Kpg8 23. g6. Только сейчас наконец можно понять смысл таинственного 14-го хода белых. Если бы их король стоял на е1, черные легко отбили бы атаку посредством 23…Ch4+ с последующим Фе7. А сейчас, защищаясь от мата, черные вынуждены отдать ладью. Но и это не спасает: белые, оставаясь «всего лишь» без двух фигур, доводят атаку до победного конца.

23…Ла7 24. gf+ Кр:f7 25. Фh5+ Kpg7 26. f5! ef 27. Ch6+, и мат уже не за горами.

Замысел Брейера восхищает, но все же напрашивается вопрос: неужели черные никак не могут защититься от грозящей жертвы ладьи? В шахматной литературе убедительного ответа на этот вопрос нет. Так, Р. Рети в книге «Новые идеи в шахматной игре» рассматривал 14…Сb4 (чтобы освободить для ферзя седьмую горизонталь) и приводил вариант 15. К:d5 cd 16. Се3 Kpg7 17. Лh7+! Кр:h7 18. Фh5+ Kpg7 19. Фh6+ Kpg8 20. C:g6 fg 21. Ф:g6+ Kph8 22. Кре2, в котором белые выигрывают. Неубедительна и рекомендация П. Романовского из книги «Романтизм в шахматном искусстве»: 14…К:с3 15. bc Cc5. Гроссмейстер А. Суэтин в брошюре «Лаборатория шахматиста» предлагает 14… К:с3 15. bc f5 16. gf С:f6 17. ef Л:f6, но вместо 17. ef белые могут выбирать между 17. С: g6 и 17. Фе4.

Как-то автор этих строк показал данную партию гроссмейстеру И. Зайцеву. Мы начали изучать позицию после 13-го хода черных и пришли к выводу, что немедленная жертва ладьи на h7 (14. Фg4 Kpg7 15. Лh7+) ведет лишь к вечному шаху. А после 14. Kpf1 черные могут и должны предупредить атаку белых, укрепив пункт g6 посредством Фе8! Поскольку на 14.. .Фе8 есть 15. Ке4 Kpg7 16. Kf6, необходимо 14…К:с3! 15. bc (на 15. Фg4 сильно 15… Ф:d4) 15.. .Фе8! Теперь жертва ладьи не проходит, и не видно, что мог-ли бы белые предпринять против очевидной угрозы 16.. .Kpg7 с последующим Лf8–h8.

Установив таким образом, что после избранного в партии 14. Kpf1 черные имеют надежную защиту, мы начали искать, нет ли у белых иного способа усилить атаку. В результате пришли к менее эффектному, но более логичному и сильному развивающему ходу 14. Cd2! Оказывается, и здесь уже грозит 15. Фg4 Kpg7 16. Лh7+! Kp:h7 17. Фh5+ Kpg8 18. С: g6 fg 19. Ф:g6+ Kph8, только с другой идеей – подключить в атаку ферзевую ладью (как и в рассмотренном выше варианте, указанном Р. Рети): 20. 0–0–0 или 20. Кре2.

Выяснилось, что опять действует та же логика: единственная защита от комбинации белых – ход Фе8. И опять-таки нельзя сразу играть 14.. .Фе8 из-за 15. Ке4 Kpg7 16. Kf6, поэтому необходимо предварительное 14… К: с3. И снова ничего не дает 15. Фg4, так как после 15…Kpg7! 16. Лh7+ Kp:h7 17. Фh5+ Kpg8 18. C:g6+ fg 19.Ф:g6+ Kph8 белым некуда отойти королем.

15. С: с3! Только так! После 15. bc Фе8 не видно, как усилить атаку.

15…Фе8! Теперь от жертвы ладьи приходится отказаться, но у белых находится иная возможность – включение в атаку запертого, казалось бы, чернопольного слона.

16. d5!! Рискну заметить, что этот ход вполне в стиле Брейера. «Поразительно, как внезапно оживают в решающий момент его как будто бы запертые фигуры». (Р. Рети.)

Не получалось с той же идеей 16. f5 ввиду 16.. .ef 17. d5 Ce6!. Посмотрев немного позицию после 16. d5, мы решили, что атака белых очень опасна. Доказать это, впрочем, весьма непросто. В дальнейшем позиция была предложена для изучения слушателям детско-юношеской школы, руководимой В. Смысловым. Приведу некоторые варианты из анализа, выполненного москвичом М. Красенковым:

16.. .ed 17. е6 f6 18. Лh6! Kpg7 (18…С:е6 19. C:g6 с угрозой 20. Лh8+!) 19. Л:g6+, и белые легко выигрывают.

16…cd 17. f5 (грозит 18. f6) ef 18. Фf3 Kpg7 (18…f6 19. Ф:d5+ или 18…f4 19. Ф:f4 f6 20. Фh4 Kpf7 21. C:g6+!) 19. е6+ f6 20. Фh3 Лh8 21. gf+ C:f6 22. C:f6+ Kp:f6 23. Фс3+! (но не 23. Ф:h8+ Ф:h8 24. Л:h8 С:е6 с неясным эндшпилем).

23…Кр:е6 24. Л:h8 – у белых лишнее качество и опасная атака на короля (можно и переставить ходы 17. Фf3 Kpg7 18. f5). На 16…Kpg7 также очень сильно 17. f5.

16…b4! Лучшая защита. Нападая на слона, черные срывают план атаки по большой диагонали. Однако сейчас белые могут вернуться к идее жертвы ладьи на h7, причем ход d4–d5 оказывается весьма полезным.

17. Фg4 Kpg7 18. Лh7+! Kp:h7 19. Фh4+ Kpg8! (19…Kpg7 – 20. Фh6+ Kpg8 21. Се4 f5 22. ef C:f6 23. C:f6 Л:f6 24.gf Фf7 25. С:g6 Ф:f6 26. Ch7+ Kpf7 27. Cg8+ Kpe7 28. d6+) 20. Сс2 (здесь это, видимо, сильнее, чем 20. Се4).

Сейчас угрожает простое 21. 0–0–0, на 21…f5 сильно 22. ef. Видимо, лучшая возможность защиты – 20…Фd7! 21. 0–0–0 C:g5! 22. fg f5 23. ef Фh7 24. Ф:h7+ Кр:h7 25. С:b4. Мало что обещает заманчивое 25. Лh1+ – 25…Kpg8 26. f7+ Kp:f7 27. Лh7+ Кре8 28. C:g6+ Kpd8.

25… Лf7. Если 25… Kpg8, то 26. С:g6 ed 27. C:f8 Kp:f8 28. Лh1 или 25…Лd8 – 26. Лh1+ Kpg8 27. С: g6 со страшной угрозой 28. Лh7.

26. Лh1+ Kpg8 27. C:g6 Лb7 28. Се7, и белые должны выиграть.

 

Итак, можно сделать вывод, что продолжение 14. Cd2! сильнее, чем 14. Kpf1. Похоже, во всех вариантах оно обещает белым сильнейшую атаку. И все же ореол волшебства вокруг решения Брейера анализом не развеять – ведь нас волнует зачастую не только объективная ценность того или иного хода, но глубина и новизна заложенной в нем идеи.

И если 14. Cd2, хотя и очень сильное, но сравнительно нормальное решение, то на «заблуждении» 14. Kpf1 лежит печать гения.

VKGoogle+TwitterFacebookLiveJournalOdnoklassniki